25 июля 2011 г.

Казни Московские

25 июля 1570 года состоялась массовая казнь


В этот день Царь Иван Грозный провёл жёсткую ротацию среди приближённых. Под лютую раздачу
Иван Грозный
попали и хранитель государевой печати и казначей и разнообразные дьяки.
Царь предъявил этим особам по полной. В списке были и тайные сговоры с различными иноземцами басурманами и подковёрные игрища, имевшие целью слив монарха. Есть и упоминание о том, что одна из жертв просила умерить Царя кровожадность, но эффект получился не тот. Иоанн Террибль рассудил иначе и счёл поборника гуманизма врагом , изменником и агентом влияния.
К тому же Иван наш дюже любил самопиар и в стремлении прослыть защитником подданных чиновный люд жаловал не особо. Cохранился рассказ о наказании царем дьяка, который в качества взятки принял жареного гуся, начиненного деньгами. Царь «спросил палачей своих, кто из них умеет разрезать гуся, и приказал одному из них сначала отрубить у дьяка ноги по половину икр, потом руки выше локтя (все время спрашивая его, вкусно ли гусиное мясо) и наконец, отсечь голову, дабы он совершенно походил на жареного гуся». Как следует из рассказа Флетчера, казнь была совершена публично на торговой площади в Москве в присутствии царя, который перед наказанием дьяка сам обратился к собравшимся со словами: «Вот, добрые люди, те, которые готовы съесть вас как хлеб». Таким образом, царь не только жестоко карал недобросовестных слуг, но и желал, чтобы об этом было широко известно. Казнил виновных сотнями, со свирепым размахом.

Zombie a la Rus:
Семерым уже отрубили головы, когда пришла очередь восьмого, Харитона Белоулина. Он был «собою велик, черны власы, страшен образом» и, отталкивая палачей, «з грубостию» закричал царю: «Почто еси неповинну нашу кровь излиешь!» На помощь палачам бросились царские псари и отрубили ему голову, но труп, страшно трясясь, поднялся, сбивая с ног палачей. «Царь же усумневся и страхом одержим и погна с своими холопы со всеми стрельцы и псари за Неглинную во свои царские хоромы». Через некоторое время от него пришел приказ освободить арестованных. «И плахи спряташа и разыдошася вси во своя домы». Труп же стоял, трясясь, весь день, и упал лишь во втором часу ночи.



Батюшка Царь обладал так -же и незаурядным чувством чёрного юмора, вот несколько примеров монаршего веселья. Так, нескольких дворян он велел сварить только за то, что они не рассмеялись при виде раскачивающихся" на одной виселице мужчины и овцы, а ведь такую казнь он специально выдумал для человека, носившего фамилию Овцын. Иван Васильевич любил казнить преступников "по ремеслу их": рыбаков, доставивших к государеву столу несвежую рыбу, потрошили на манер осетров. Голландскому врачу Уго ван Гилдингу, подпольно делавшему аборты, вытащили специальными щипцами все внутренности через задний проход. Проштрафившихся монахов привязывали к пороховой бочке, которую затем взрывали, чтобы "святоши аки ангелы ко своему господу вознеслись".
Вот оказывается откуда эпизод из «Ивана Васильевича…»!
Не брезговали при дворе и людоедством. Однажды иностранные послы были приглашены на обед, на котором должны были отрезать куски мяса от проштрафившегося главы Иностранного приказа Ивана Михайловича Висковатого и есть сырыми. Гости, кстати, веселились от души, пока "живой шашлык" не умер на глазах у обедающих.
В то же время восхищает отношение людей к проведению публичных экзекуций. Всё таки русский народ действительно духовен. Если Царь – помазанник Божий решает лишить преступника жизни, то это есть воля Неба. Вот так-то! Наблюдавший за казнью люд был сосредоточен, серьезен, порой казни проходили в полной тишине, которую нарушали лишь всхлипывания и шепот молящихся. Пришедшие на казнь покупали у священника свечи, которые горели в течение казни и после нее, а также подавали милостыню близким осужденного. По окончании казни зрители молча расходились. Если в ходе казни, непосредственно перед приведением приговора в исполнение, сообщалось о помиловании преступника, то народ не возмущался тем, что его лишили «самого интересного», а наоборот, испытывал облегчение и радость.
Другое дело, просвещённые европейцы. Как шоу там воспринимались казни. Ну конечно можно людей понять и простить. 3 D эффектов не было ту пору, деснейленды тоже не присутствовали. Тоска зелёная. А тут казнь, да не простая, а с огоньком, креативная. И ехали сами и жён везли и детишек. Нефиг собакам хвосты крутить, смотри, чо щас дядька палач покажет! Средневековые фрау с особым вниманием наблюдали за наступлением могучей эрекции у повешенных.

Позабавил меня следующий случай. В апреле 1792 состоялось первое публичное применение творения галльского гения – гильотины . Парижане, пришедшие на казнь бурно возмущались: «Что за ерунда! Верните виселицы, нам ничего не видно!»
Навеяно



Комментариев нет:

Отправить комментарий