26 апреля 2011 г.

Тень Чернобыля

26 апреля 1986 года произошла катастрофа на Чернобыльской АЭС.
Как всё таки недолговечна память человека. Говоря откровенно ведь это событие стало забываться. Да было что то там, когда то…
И вот словно ведро холодной воды, как молотом по голове – Фукусима. На тебе человече, не расслабляйся.
Однако вернусь к аварии, причин объясняющих катастрофу набралось уже свыше сотни, научно разумных две.
Первая: в ночь на 26 апреля персонал 4-го энергоблока неоднократно грубо нарушил всё, что можно было нарушить. В результате реактор стал бесконтрольным и в нём началась неуправляемая цепная реакция, приведшая к тепловому взрыву.
В 1991 году вторая госкомиссия дала иное объяснение. Согласно ему в самом реакторе изначально имелись «конструктивные недоработки», которые способствовали произошедшему. А во всём оказалась виновата зловещая кнопка АЗ-5, нажатие на неё запустило необратимые процессы. Учёные и проектировщики – вот истинные техноманьяки, а персонал здесь ни при чём. Вот!
Воспоминания свидетеля: «Начинается эксперимент на выбег.
Отключают турбину от пара и в это время смотрят – сколько будет длиться выбег.
И вот была дана команда...
Мы не знали, как работает оборудование от выбега, поэтому в первые секунды я воспринял... появился какой-то нехороший такой звук... как если бы «Волга» на полном ходу начала тормозить и юзом бы пошла. Такой звук: ду-ду-ду... Переходящий в грохот. Появилась вибрация здания...
БЩУ дрожал. Но не как при землетрясении. Если посчитать до десяти секунд – раздавался рокот, частота колебаний падала. А мощность их росла. Затем прозвучал удар...
Удар этот был не очень. По сравнению с тем, что было потом. Хотя сильный удар Сотрясло БЩУ. И когда СИУТ крикнул, я заметил, что заработала сигнализация главных предохранительных клапанов. Мелькнуло в уме: «Восемь клапанов... открытое состояние!». Я отскочил, и в это время последовал второй удар. Вот это был очень сильный удар. Посыпалась штукатурка, всё здание заходило... свет потух, потом восстановилось аварийное питание... Все были в шоке..».
Шок – это очень точное определение. С чем его можно сравнить, даже не приходит в голову. Ты что то сделал, понимаешь. Не вернуть назад ничего ни времени, ни людей, ни возможностей. Вот оно . Бах! И всё , новый мир, новая другая реальность и тебе жить с этим, всегда.
Через час радиационная обстановка в городе была ясна. Меры на случай аварийной ситуации не были предусмотрены : люди не знали, что делать. К моменту приезда Правительственной комиссии можно было буквально пешком вывести людей. Утром 26 апреля все дороги Чернобыля были залиты водой и белым раствором, все белое, все, все обочины. В городе много милиции. А жители спокойно ходят по улицам, дети идут в школу. Никакой достоверной информации не было. Впервые об эвакуации Припяти заговорили в субботу вечером. А в час ночи было дано указание — за 2 часа скомплектовать документы для вывозки. Сообщение от 27 апреля :«Товарищи, в связи с аварией на Чернобыльской АЭС объявляется эвакуация города. Иметь при себе документы, необходимые вещи и, по возможности, паек на 3 дня. Начало эвакуации в 14:00.»
Три дня, которые растянулись на десятилетия.
Чернобыль — катастрофа, потребовавшая на многое посмотреть по-новому. Мёртвые дома, брошенные вещи, посуда, словно на минуту вышли и вот-вот вернутся. Но уже не вернутся — никогда.
Часть вины за произошедшее лежит почти на каждом — на учёных, упрощающих модели расчётов, на монтажниках, небрежно заваривающих швы, а и так сойдёт. На операторах, плюющих на регламент работ. На разработчиках реактора, не предусмотревших возможности чудовищного разгона.В повести «Чернобыль» Ю.Щербака приведены слова начальника одной из смен: «Почему ни я, ни мои коллеги не заглушили реактор, когда уменьшилось количество защитных стержней? Да потому, что никто из нас не представлял, что это чревато ядерной… никто нам об этом не говорил». Главный урок трагедии, случившиеся дело не только одной страны. Эхо подобных событий отзывается во всём мире.


Комментариев нет:

Отправить комментарий